The Washington Times: Попытка Путина возродить Советскую Россию

Версия для печати
0
0
0

По мнению The Washington Times, "империя Владимира Путина скорее банановая республика, чем марксистская сверхдержава".

Владимир Путин никогда не спит, в отличие от своего самого известного иностранного коллеги. Он изменил внутреннюю политическую ситуацию в России по образцу СССР, что радует сердца сторонников всего советского, не предполагавших, что когда-нибудь они еще увидят подобного ему человека. То, что Путин и его сторонники сделали у себя дома, может быть более важным, чем его агрессия против Украины, поддержка рушащегося режима Башара Асада в Сирии и уловки в отношении стран Балтии.

Безусловно, существуют значительные различия между нынешними и советскими временами. Нет коммунистической партии с ее монополией на власть и щупальцами, протянутыми по всему миру. Но Путин практически устранил организованное сопротивление себе и своему внутреннему кругу, состоящему из его коллег по КГБ и спекулянтов нового государственного капитализма в России.

При том, что 40% экономики России зависит от экспорта нефти и газа в Европу, проблемой номер один для Путина являются западные санкции и влияние американского сланцевого газа и нефти на мировые цены на энергоносители. Зависимость Путина от правительственной элиты, присосавшейся к экономике, подобно старой номенклатуре советской бюрократии, довольно знакома. Известный бизнесмен и один из исчезающих критиков Путина Геннадий Гудков утверждает, что в России с ее 140-миллионным населением в 5-6 раз больше чиновников, чем в в СССР при его 286 млн. жителей.

Россия Путина все больше напоминает банановую республику с небольшим намеком на идеологию или вовсе без него, чем могучую марксистскую державу. Путин дружественно сотрудничает с РПЦ, как это в течение столетий делали цари. Но он продолжает укреплять коммунистическое прошлое, например, вновь вспомнив об основоположнике советских репрессий Феликсе Дзержинском. Однажды Путин назвал крушение Советского Союза самой большой геополитической катастрофой XX в. Его стратегию характеризует обращение к запугиваниям на международной арене. Возрождение старой славы является его единственной стратегией, для которой ему нужен американский враг.

Также как и у бывшего СССР, у режима Путина есть мягкое и уязвимое экономическое подбрюшье. Самым правильным для США будет принять противоположный вектор политике Обамы и разрешить экспорт газа и, возможно, нефти из избыточных американских запасов. Это продолжит распад российских рынков и уменьшит зависимость Европы от российской нефти, что пойдет всем на пользу.