Die Zeit: Меркель - самая могущественная женщина в мире? Вовсе нет!

Версия для печати
0
0
0

Прошло немного времени с тех пор, как Ангелу Меркель представляли как «самую могущественную женщину в мире», как «самого могущественного политика Европы», как «Макиавелли германской политики», как «тайного гегемона ЕС» — одни ее прославляли, другие боялись.

Миграционный кризис развенчал этот миф и показал, что немецкий канцлер могущественна только до тех пор, пока она имеет возможность достать чековую книжку. В ситуации с греческим долгом такое сработало. Но теперь, когда федеральное правительство хочет конкретных действий со стороны европейских партнеров, но не может купить их согласие за деньги, не срабатывает. Европа оставляет Ангелу Меркель на произвол судьбы.

«Там, где есть воля, есть и путь» — так она сказала, когда речь шла о том, чтобы спасти Грецию. А теперь она вынуждена констатировать, что оказалась в относительном одиночестве в миграционной драме, разыгравшейся нынешней осенью. И поскольку в большинстве стран — европейских партнеров полностью отсутствует воля к солидарности и содействию, выясняется, что дороги к решению проблемы, которые воображает себе канцлер, непроходимы. Это сплошные тупики.

Возьмем идею честного распределения прибывающих беженцев между всеми 28 странами Евросоюза. Большинство из них сопротивляются, прежде всего восточноевропейцы. Они противятся этому уже сейчас, когда речь идет только о 160 тысячах беженцев, а не об одном миллионе прибывших ранее. Нести бремя должна Германия: ее канцлера они обвиняют в том, что множество тысяч мигрантов пробираются на север через пыль и грязь, жару и холод. 

Не иначе обстоят дела и со стремлением добиться от стран Ближнего и Среднего Востока, разместивших в гигантских палаточных лагерях около 5 миллионов беженцев, чтобы они препятствовали тем, кто хочет выехать. В первую очередь это относится к Турции, перед авторитарным президентом которой канцлер и Евросоюз встали на колени с услужливостью, понятной с точки зрения реальной политики, но постыдной в моральном плане. Эрдоган наслаждается своим триумфом — и не торопится. 

Тупиком оказалась и надежда на дипломатическое урегулирование сирийского конфликта, которое обеспечило бы миллионам беженцев возможность вернуться на родину. Федеральный министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер попытался как «честный маклер» — по традиции Бисмарка —  «запустить» процесс примирения. Ему это не удалось — здесь тоже тупик.

Европа, Турция, Сирия — три проблемы, три тупика. От того, удастся ли найти выход из них, будет зависеть, войдет Ангела Меркель в историю как самая беспомощная или все-таки как самая могущественная женщина-политик Европы.