"Эйр Кокаин" и Саркози: минюст Франции был в курсе прослушки экс-президента

Версия для печати
0
0
0

Министр юстиции Кристиан Тобира признала, что была в курсе упоминания имени Николя Саркози в нашумевшем процессе "Эйр кокаин". Но могла ли она при этом не знать об отслеживании местоположения мобильных бывшего президента Франции и распечатке его звонков за последний год? Такое вряд ли возможно, пишет Atlantico.

Прокурор Марселя, скорее всего, был поставлен об этом в известность. Если внимательно присмотреться ко всей цепочке государственных ведомств, сложно представить себе, что дело не дошло до кабинета министра. Давайте внимательно рассмотрим нашумевшее дело, которое вновь проливает свет на полномочия следователя.

Все началось с пресс-конференции, которую созвали 27 октября Эрик-Дюпон Моретти и Жан Рейнар, адвокаты Паскаля Форе и Брюно Одо, двух французских пилотов, которые в конце октября бежали из Доминиканской Республики.

Их обоих задержали 13 марта 2013 года в аэропорте Пунты-Каны по подозрению в перевозке наркотиков вместе с пассажиром Николя Пизапией и членом экипажа Аленом Кастани. Оба они остались там. И сейчас вне себя от ярости. О планах пилотов их никто не предупредил... После 15 месяцев предварительного заключения всем четверым дали 20 лет тюрьмы. Пародия на правосудие, скандал, бездоказательный приговор, отсутствие защиты — обо всем этом говорил во вторник на пресс-конференции Эрик Дюпон-Моретти. Короче говоря, утверждает адвокат, они правильно сделали, что сбежали. Тем не менее от правосудия они не укрываются: по словам адвоката, они готовы отправиться в Марсель на допрос к следователю.

По прошествии нескольких дней Паскаля Форе и Брюно Одо взяли под стражу. Супруга Паскаля Форе бурно выражала возмущение по поводу действий марсельского следователя Кристин Сонье-Руэллан, которая и выписала ордер на арест летчиков. Их поместили в изолятор перед отправкой в марсельский суд, где их будет допрашивать следователь. Так, вчерашние герои превратились в изгоев. В голове не укладывается. Быть может, Эрик Дюпон-Моретти слишком оптимистично смотрел на ситуацию? Или слишком наивно? Как бы то ни было, следователю (так бывает в 99% случаев) достаточно было бы отправить факс или позвонить адвокатам, назвав время, когда ей хотелось бы допросить пилотов... Но она этого не сделала? По какой причине? 

Быть может, она хотела утвердить свой авторитет в этом деле, которое идет с 2012 года и насчитывает десяток разбирательств, где общим моментом является самолет Falcon 50? Не исключено. Потому что подозрение вызывает немало (с десяток) его полетов: в Америку, из Сен-Тропе в Кито (Перу) и Пунта-Кану (Доминиканская Республика): в грузовом отсеке Falcon 50 были не конфеты, а наркотики. Кроме того, самолет низменно пилотировали Паскаль Форе и Брюно Одо... Те же с самого начала следствия, как в метрополии, так и Доминиканской Республике, божатся, что и в глаза не видели перевозимого товара.

В этот самый момент стало известно, что следователь проявила интерес к полету Николя Саркози на борту Falcon 50 (счет был выставлен его другу Стефану Курби из Lov Group) и распорядилась отследить местоположение мобильных телефонов бывшего президента с марта по апрель 2013 года. Она даже запросила распечатку его звонков за годовой период. Отсюда до подозрений следователя в том, что бывший глава государства мог залететь в Доминиканскую Республику или даже поддерживает некие связи с подследственными, все один шаг. Шаг, который сделать она не могла. И не без причины: тут ничего нет. Саркози не в чем упрекнуть. Как только le JDD обнародовал свою сенсацию, во всей оппозиции сразу же начались бурления.

«Это уже слишком. Знает ли Критиан Тобира о распечатках разговоров Николя Саркози за год?» Задать вопрос значит почти что ответить на него. Если, конечно, принятые в этом деле практики не изменились (а они остаются неприкосновенными при всех правительствах), информация о ходе дела должна была быть передана марсельской прокуратурой в управление уголовных расследований. То в свою очередь ставит в известность советника министра юстиции. А он сообщает обо всем министру. Николя Саркози едва ли ошибся, когда поднял такой вопрос в интервью le Parisien: «Вы правда считаете, что лидера оппозиции и его окружение могут отслеживать и прослушивать без ведома министра юстиции?» По его словам, он поручил своему адвокату Тьерри Эрцогу добиться разъяснений от прокурора Марселя.

У Саркози определенно складываются непростые взаимоотношения со следователями. Недавно его задержали посреди ночи по ливийскому делу. А следователь Жан-Мишель Жантий не спускал с него глаз по делу Беттанкур. Он не смог привлечь бывшего президента за нелегальное финансирование избирательной кампании, но потом обвинил его в злоупотреблении уязвимым положением, хотя по итогам прошедшего на повышенных тонах разбирательства и отказался от него за неимением состава преступления. Сегодня очередной следователь оказался под прицелом оппозиции, которая не требует его отстранения (по крайней мере, не слишком активно), сосредоточив критику на Кристиан Тобира с ее проектами правосудия XXI века... Это куда выгоднее в избирательном плане.