The Los Angeles Times: Авиакатастрофа не повлечет за собой отступление Путина в Сирии

Версия для печати
0
0
0

The Los Angeles Times взвешивает возможные варианты изменения политики России в Сирии в связи с авиакатастрофой российского лайнера на Синае.

На фоне того как представители западных разведслужб предположили теракт в качестве причины гибели российского пассажирского самолета на Синайском полуострове в Египте, некоторые могли бы ожидать, что Владимир Путин пересмотрит свое решение вмешаться на стороне многонациональной коалиции, сражающейся против боевиков "Исламского государства", угрожающих наводнить Сирию и свергнуть ее президента и союзника Кремля Башара Асада.

Это ожидание, вероятно, не сбудется. История 15-летнего курса агрессивной внешней политики Путина предполагает, что он усилит роль Москвы в конфликте, а не отступит в страхе перед дальнейшим возмездием исламских экстремистов теперь уже на территории России. Демонстрация Путиным военной мощи способствовала подъему российской национальной гордости и укрепила его имидж сильного руководителя, способного восстановить ведущие позиции бывшей супердержавы в постсоветском мироустройстве.

"Из-за государственной пропагандистской машины, в целом общество находится в мобилизационном режиме, - полагает Анна Васильева, профессор Монтерейского Института международных исследований (Калифорния). - Государственной пропаганде будет поручено продолжать линию на наличие угрозы для России, при которой пойти на компромисс или отступить окажется признаком слабости. Будет заявлено, что единственный путь для России оборонять себя и поддерживать уважение к себе это активизировать защиту национальных интересов безопасности".

Васильева считает, что Путин преподносит себя как сильную личность и в духе "мессианства" заявляет, что только Россия способна спасти мир от уничтожения исламистами. "Он понимает, что если ИГИЛ захватит Дамаск, получится новый Афганистан, - говорит она. - Таджикистан и Афганистан это все равно что одна страна, а стареющие монархии Средней Азии окажутся легкой добычей ИГИЛ. Путин понимает, что нет никого, кто бы спорил с ним, и поэтому рассматривает сирийского вмешательство как превентивную меру".

Некоторые эксперты по России видят в сирийском гамбите Путина тактический ход, призванный отвлечь внимание от другого его иностранного приключения на востоке Украины, где оружие, наемники и действия российских спецслужб привели к гибели людей, разрушению домов и уничтожению объектов инфраструктуры.

"Путин бежит по некрепкому льду, - замечает Дмитрий Орешкин, независимый политолог, старший научный сотрудник Института географии (Москва). - Он должен продолжать двигаться, и он склонен идти тем путем, где прежде он уже имел успех. Всего два года назад, еще до украинского кризиса, Путину сопутствовал успех, когда он помог удалению химического оружия из Сирии, чтобы предотвратить западные удары по Асаду. Сегодня он вернулся в Сирию, потому что хочет повторить то достижение".

Путин испытывает мало беспокойства по поводу реакции общества на его сирийское вмешательство, учитывая безжалостный контроль Кремля над российскими СМИ и населением, поддерживающими его. "Для него невозможно в настоящее время уйти из Сирии, - добавляет Орешкин. - Это все равно что отдать Крым обратно Украине".