The Globe and Mail: Какие уроки извлек Путин из падения Берлинской стены?

Версия для печати
0
0
0

Для Запада крушение Берлинской стены стало историей триумфа свободы над тиранией, но от Пекина до Москвы антидемократические режимы извлекли из событий 25-летней давности совсем другие уроки о власти, насилии и судьбе тех, кто не умеет ими пользоваться.

После ночных событий 9 ноября 1989 г. в Берлине, стены пали по всей Европе. Бывшие начальники тюрем, марионеточные московские режимы утратили свою власть. Менее чем через год была объединена Германия, через год после падения стены сам по себе разрушился Советский Союз. Вскоре бывшие советские сателлиты начали вступать в Евросоюз и НАТО, вслед за ними последовали бывшие республики СССР.

25 лет назад восточные немцы, вновь встретившись с западными, получили доступ к самому драгоценному для себя деликатесу - бананам. Экономическая отсталость Восточной Германии тем более примечательна, учитывая, что она была наиболее продвинутой частью коммунистического мира, превосходя по уровню жизни СССР. 25 лет спустя застойные общества Восточной Европы трансформировались в процветающую и свободную часть Запада. Коммунизм мертв. Советский Союз сгинул.

Но не все довольны таким итогом. Путин лихо назвал конец Советского Союза, ставший последним упавшим домино в цепной реакции, запущенной разрушением Берлинской стены, "величайшей геополитической катастрофой XX века". В этом году несколько российских законодателей призвали провести расследование в отношении Михаила Горбачева, обвинив его в крахе Советского Союза. Обвинение кого-либо в уничтожении государства, повинного в убийстве миллионов, лишении свободы десятков миллионов и угнетении сотен миллионов, несколько похоже на обвинении того, кто боролся с нацизмом. Но люди, управляющие постсоветской Россией, так не считают.

Путин увидел, как режим, которому он служил, не желал удержать власть силой. В отличие от китайских коммунистов, летом 1989 г. решивших, что единственный способ остаться у власти - это послать танки на площадь Тяньаньмэнь, Горбачев, похоже, посчитал, что советский коммунизм может управлять и при помощи иных средств, кроме дула пистолета. Он ошибся. Однажды было замечено, что Британия создала свою империю "в припадке рассеянности". Похоже, что по мнению Путина, именно так и была потеряна советская империя.

Решение Горбачева открыло путь к свободе для Восточной Европы, на Западе это стало поводом для праздника. Однако, этот результат не стал самостоятельным выбором последнего поколения советских лидеров, даже Горбачев не желал такого. Все произошедшее - счастливая случайность. Но во вселенной Путина это несчастье, и повод для размышлений, как избежать повторения.

Получается, что в 1989 г. Стена не пала. Она лишь была законсервирована на время, а затем снова возведена несколько сотен километров восточнее. Сейчас она где-то к западу от международной признанной границы Украины - на окраине Донецка. В год 25-летия падения Берлинской стены Путин шокировал весь мир, захватив Крым, а спустя несколько месяцев устроив скрытое вторжение на Украину. Но разве это должно нас удивлять? Мы извлекли уроки из 1989 г., Путин сделал точно также.

The Globe and Mail (Editorial)
Перевод предоставлен редакцией Центра Актуальной Политики
17 ноября 2014 г.